Региональная социология в условиях близорукой утилитарности

В июле 2014 года в Йокогаме состоялся XVIII Международный социологический конгресс, в котором приняло участие более 6 000 социологов со всего мира. Приведенный на страницах интернет-журнала профессора Н. Покровского обзор конгресса позволяет понять, что главной фоновой темой его повестки стало противостояние двух подходов к развитию социологии. Согласно первому – его придерживается П. Штомпка и разделяет сам Н. Покровский – социология должна быть академической наукой, социолог должен заниматься исследованием, а не преобразованием общества, «его место не на баррикадах, а в библиотеках». Иная точка зрения – и ее провозглашает действующее правление Международной социологической ассоциации в лице М. Буравого – заключается в том, что идея социологии в отходе от академических исследований и превращении в аналитический инструмент преобразования мира.

yokohama

«Разумеется, в таком споре не может быть правых и заблуждающихся. Социология может быть разной, а социологи выбирают путь под себя: свой характер, способности, убеждения», – резюмирует автор, оставляя право для ученого самостоятельно решать, какому из этих равных подходов следовать. Между тем, анализируя итоги конгресса со стороны, нельзя не задаться вопросом: предоставляют ли российские условия действительно равные возможности для, разделим их условно так, социологов-фундаменталистов и прикладных социологов-аналитиков?

В последнее время в обществе наметилась тенденция к иронично-снисходительному отношению к академической гуманитарной науке, основанному на тезисе о практической неприменимости теоретических исследований и оторванности ученых-фундаменталистов от реальной жизни. Фундаментальная социология, согласно такому отношению, бесполезна, а значит не заслуживает внимания. Прикладная социология, напротив, решает насущные и конкретные задачи – она востребована и должна быть поддержана в силу своей очевидной полезности.

Тезисы о полезности социально-гуманитарных исследований органично ложатся в утилитарную систему взглядов. Носители этих взглядов активно транслируют свою точку зрения в образовательно-научной сфере. Среди недавних примеров – выступление 26 августа 2014 г. на круглом столе «Образование: традиция и реформы» форума «Селигер» главы профильного комитета Госдумы В. Никонова с речью о необходимости «приводить проекты» в вузы. Обзоры этого круглого стола в СМИ позволяют считать, что способность вузовских сотрудников находить коммерческие проекты субъекты управления в научно-образовательной сфере оценивают на порядок выше сугубо научных достижений (как то: получение ученых степеней, ученых званий).

Неактивность социологов-фундаменталистов на рынке научно-исследовательских услуг (а вызвана она, смеем думать, отнюдь не инертностью ученых, а отсутствием спроса на фундаментальные разработки) становится проявлением социального аутсайдерства. Труд теоретиков в регионах, не имеющих ячеек РАН, поставлен в ситуацию экономической и социальной блокады, выход из которой – в обращении к куда более востребованной прикладной социологии.

Белгородские социологические службы сегодня практически не развивают исследования, направленные на приращение фундаментального знания. Такие проекты не финансируются, поскольку ограниченная утилитарность усредненного заказчика не способна осмыслить, увидеть и, самое главное, измерить количественными показателями полезность фундаментальных исследований. Даже если такое осмысление и есть, то поддержка все равно не будет оказана в силу того, что заказчик понимает: эффект эти исследования принесут не сегодня или завтра, а в долгосрочной перспективе (пусть даже они изменят культуру общества, социальные отношения, но это будет не скоро), да к тому же уже другим людям, которые придут к тому времени на место заказчика. Такая близорукая утилитарность и определяет сегодня характер отношений потенциальных заказчиков научно-исследовательских работ и региональных социологов.

Вследствие этого социология в регионах топчется на месте, успокаивая себя мыслью об исполнении идеи изменения общества, апологетом которой выступает М. Буравой. Только направленность на социальные преобразования в данном контексте не привносит ничего в приращение теоретико-методологических основ изучения общества, а значит обречена на заимствование чужих техник, методов и приемов.

За последние годы в Белгородской области появились талантливые социологи, специализирующиеся на чисто технических видах работ: маркетинговые исследования, исследования политических рейтингов, мониторинги социального самочувствия. Как правило, они используют давно разработанный инструментальный аппарат и известные логические схемы анализа.

При этом единицы тех, кто заточен на генерацию научной новизны в теоретическом и методологическом отношении.

Площадка методологического диалога о социологии в регионе свободна, поскольку дискутировать с Н. Данакиным, периодически публикующим свои выводы в местных журналах, мало кто готов: в списке цитировавших последние работы профессора социологов, согласно статистике ООО «Научная электронная библиотека», если и встречаются белгородцы, то, как правило, его же соавторы.

Крайне упрощенно выглядит методологический арсенал социологических центров и служб, использующих в подавляющем большинстве случаев метод опроса (в основном, в форме анкетирования). Практически не применяются методы наблюдения и эксперимента, крайне редко – контент-анализ.

Наиболее удобная (с точки зрения оптимальности затрат) форма выполнения научно-исследовательской работы по социологии – «опрос + рекомендации» – стала для ученых спасением, возможностью заработать, хоть как-то сведя воедино научный результат и упрощенное понимание заказчиком полезности. Между тем, такая шаблонная работа в пределах одной методологии, одной формы мыслительной деятельности, никак не способствует повышению конкурентоспособности регионального исследователя в мировом социологическом сообществе. Методологические позиции российской социологии до сих пор держатся исключительно на столичных, но никак не региональных, столпах. Выступая на страницах «Глобального диалога» в защиту состоятельности российской социологической мысли (само появление такой полемики уже показательно) Н. Романовский и Ж. Тощенко, в первую очередь, апеллируют к трудам столичных ученых В. Ядова, Н. Покровского и В. Левашова как свидетельству новаторства в отечественной социологии. А вот вклад региональных социологических школ скромно упоминается в контексте расширения тематики исследований.

Упрощенная модель региональной социологии привела к появлению огромного количества непрактикующих социологов – как правило, заурядных представителей органов власти, защитивших кандидатские диссертации и проведших за свою жизнь не более одного социологического исследования. Исключение составляет правящая элита. Действительно, в городе Белгороде глава местной администрации организует и проводит социологические конференции, его заместитель выпускает монографии и издает статьи по социологии управления, глава крупного предприятия и депутат горсовета не только активно публикуется, но и состоит в диссертационном совете по защите социологических диссертаций. А вот имена большинства кандидатов социологических наук из среднего звена управления в научном сообществе не звучат ровно с момента защиты их диссертаций.

На этом фоне практикующие прикладные социологи-аналитики выглядят заметными учеными, но попадая в академическую среду столиц тотчас теряют свой авторитет.

Система конкурсов научных работ и грантов, казалось бы, создающая условия для развития фундаментальных исследований в области региональной социологии, на практике представляет собой вторичный рынок диссертационных работ или результатов все тех же прикладных исследований, к которым заявители «притягивают» фундаментальную составляющую.

Подводя итог умозаключениям о закономерностях развития региональной социологии, подчеркнем, что крайне важно избежать критики самих полярных взглядов на содержание науки. Гораздо острее стоит вопрос о неравномерных возможностях для осуществления научной деятельности у представителей этих полярных взглядов. Возвращаясь к идеям XVIII Международного социологического конгресса, посвященного, к слову, проблемам неравенства, позволим себе обратить внимание на необходимость создания в регионах страны равных условий для развития различных по масштабу, форме и вкладу в научное познание социологических направлений.

Никита СТАРИКОВ

Теоретические и прикладные аспекты современной науки: сб. матер. II Междунар. науч.-

практ. конф. 31 августа 2014 г.: в 2-х ч. Ч. II. Белгород, 2014.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s